Каталог белорусских сайтов. Телефоны и адреса белорусских фирм. Заводы Беларуси. Туризм в Беларуси. Гостиницы Беларуси. Санатории Беларуси.



Территория Червенского района в период феодализма (1 часть)

Автор: белорусский историк Вячеслав Носевич

Первые письменные сведения о территории Червенского района появляются сравнительно поздно - они датируются пятнадцатым веком. Между тем несомненно, что и ранее на этой земле происходили исторические события. К сожалению, они не попали на страницы летописей и других документов, поэтому о них мы имеем только самые общие сведения.

Так, когда-то территория района входила, наверное, в состав Полоцкой земли, которая в конце Х века была присоединена к большому государству с центром в Киеве - так называемой Киевской Руси. Завоеватель Полоцка, киевский князь Владимир Святославович, убил полоцкого князя Рогволода, а его дочь Рогнеду сделал своей женой. Полоцкая земля стала одной из провинций (как говорили в то время - уделов) Киевской Руси. В это время произошло большое изменение в духовной жизни Руси. На ее просторах Владимир в 988 году ввел новую государственную религию - христианство. Чуть позже Владимир наказал управлять Полоцком своему старшему сыну от Рогнеды - Изяславу, который по материнской линии был прямым потомком предыдущей полоцкой династии. Изяслав умер в 1001 году раньше своего отца. У него остался сын Брячислав. Позже потомки Всеслава Брячиславича дали начало отдельным отраслям полоцкой княжеской династии, которые разделили свою вотчину на отдельные уделы.

Можно только предполагать, в состав какого удельного княжества входила в то время территория Червенского района. Из летописей известно, что одними из первых в Полоцкой земле образовались уделы с центрами в Менске и Друцке, в которых с XI века закрепились потомки двух сыновей Всеслава Брячиславича - соответственно Глеба и Бориса. Червеньщина находится гораздо ближе к Менску, чем к Друцку, и поэтому можно предположить, что она или, по крайней мере, основная ее часть входила в состав Менского княжества. Разам с тем в летописях упоминается и город Борисов, который был основан, вероятно, в начале XII века Друцким князем Борисом Всеславичем. Нет сведений о том, что Борисов был центром отдельного удела. Возможно, он являлся центром одной из волостей Друцкого княжества. Не исключено, что северо-восточную оконечность Червеньщины относился уже тогда к Борисовской волости. Во всяком случае, от Борисова Червеньщину отделяет примерно такая же расстояние, как и от Менска.

В XIII веке вблизи территории района возник еще один удельный центр - Свислочь, которая находилась на почти таком же расстоянии в юго-восточном направлении, на месте впадения одноименной реки в Березину (в современном Осиповичском районе). Свислочский князь впервые упоминается в летописи в 1254 году. Трудно сказать, из состава которого владения выделилась это новое удельное княжество - возможно, опять-таки с Друцкого или Менского. Таким образом, в это время Червеньщина оказалась в центре треугольника, образованного Менском, Борисовом и Свислочью.

Центром каждого удела был город, где жил сам князь и его дружина, а территория удела делилась на ряд более мелких административных единиц - волостей. Волости имели двойную систему управления. В каждую из них предназначался наместник из числа княжеских бояр, но его полномочия были ограниченными. Наместник только осуществлял от имени князя суд за наиболее тяжкие преступления и контролировал сбор налогов с волости и их своевременную транспортировку в центр удела, оставляя определенную часть на свои собственные нужды. Он же отвечал за строительство дорог и укреплений, а при необходимости - за мобилизацию крестьянского ополчения.

Одновременно волость имела систему самоуправления, в которой имели право участвовать хозяева всех крестьянских дворов. На сельских сходах они выбирали по одному или несколько уполномоченных от каждого села, представлявших волость в отношениях с внешним миром. Один из таких уполномоченных считался главным и назывался «старец». В его функции входило распределение повинностей между отдельными селами и организация доставки продукции в центр волости, где наместник все взвешивал, измерял и отправлял дальше к князю. Точный состав налогов в это время неизвестен, но можно предположить, что основную его часть составляли натуральные повинности, которые выплачивались медом и зерном, а также пушные звери (бобрами и куницами). Для предотвращения злоупотреблений со стороны заместителя ему обычно было запрещено самому ездить по волости для сбора налогов - это была прерогатива старца.

Далеко не всегда крестьяне обращались к наместнику и в суд, так как за каждое рассмотрение дела он брал довольно высокую пошлину. Если же наместник выезжал для рассмотрения дела на место, жители волости должны были обеспечить его и его слуг питанием в установленных размерах (причем довольно существенных - на день для него надо было зарезать барана, обеспечить большое количество хлеба, пива и иных блюд). Поэтому крестьяне старались по возможности решать спорные вопросы собственными силами - на сельских сходах или, когда дело затрагивало интересы двух и более сел - на собраниях уполномоченных из всех окрестных селений. Такое собрание назыцвався «копны суд» или просто «капа», для него определялись даже специально оборудованные места - «капавишчы», обычно на стыке земельных территорий нескольких сел.

Крестьянский сход и особенно капа имели по традиции довольно значительные полномочия для поиска улик и судебной процедуры. Они могли, например, подвергнуть подозреваемого пытке, вынести приговор к телесным наказаниям. При этом они руководствовались так называемым «традиционным правом», которое в устной форме передавалась из поколения в поколение. Наместник судил на основании тех же обычаев и собственных суждений о справедливости, но в его распоряжении был и писаный свод законов - «Русская правда», которая на протяжении XI - XIII веков неоднократно пересматривалась и дополнялась на собраниях князей Киевской Руси. «Русская правда» предписывала формы наказания (в том числе точные суммы денежных штрафов) за наиболее типичные виды преступлений - убийство, кража, нарушение границ хозяйственных угодий и др. Судебные решения выносились в устной форме (этим в значительной степени объясняется и немногочисленность письменных источников для указанного периода).

Начиная уже с XI века, этот традиционный образ жизни начал понемногу меняться. Князья не удовлетворялись данью, которую получали из волостей, а стали обзаводиться собственной хозяйством - дворами, где работали их собственные холопы, а также окрестные крестьяне, которые попадали в кабалу и вынуждены были отрабатывать денежную или зерновую ссуду (такие крестьяне назывались закупами). По образцу князей и их бояре начали заводить свои дворы на землях, которые обычно получали от князя навсегда или во временное пользование. Основная масса княжеских и боярских дворов группировалась вокруг удельных центров. В более отдаленных волостях старая структура оставалась почти нетронутой.

Еще одним крупным землевладельцам быстро стала церковь. Сначала князья только отдавали на ее нужды десятую часть полученной дани (десятину), но церковная структура на Руси быстро разрасталось, и этого дохода ей становилось мало. Где-то с XII века князья начали выделять из своих владений отдельные села и целые волости, весь доход с которых полностью передавался в пользу того или иного церковного учреждения - епископства, монастыря, собора.

Червеньщина лежала сравнительно далеко от удельных центров, поэтому она, наверное, до XIII века в значительной степени сохранила древнюю территориальную структуру. Можно предположить, что западный край района тогда относился к Менскому княжеству, южный - к Борисову (который, возможно, уже стал самостоятельным удельным центром), а восточный - к Свислочскому княжеству. Неизвестно только, кому принадлежала центральная часть района, но есть основания полагать, что в то время она уже образовывала отдельную волость с центром в Игумене (так от своего начала и до 1923 назывался сегодняшний Червень).

Дата возникновения Игумена точно неизвестна. Но в первой четверти ХV века, как будет показано чуть позже, это поселение было уже волостным центром, поэтому датировать возникновение игумена стоит минимум четырнадцатом, если не тринадцатым веком. По народному преданию, зафиксированного в середине XIX века краеведом Павлом Шпилевским, местные жители связывали первоначальное местоположение волостного центра с остатками укрепленного поселения возле села Городище, откуда он был якобы перенесен на место позднего игумена.

Другое записанное Шпилевским представление утверждает, что Игумен некогда принадлежал православному женскому монастырю, основанному греческой игуменьей. Монастырь был построен на месте древнего языческого капища, на котором местные жители даже после введения христианства продолжали молиться старым богам. Усилиями настоятельницы православная вера потеснила язычества, но скоро часть крестьян снова вернулась к поклонению идолам, восстановленном вблизи монастыря. Тогда, якобы, в одну ночь монастырь внезапно провалился под землю, а на его месте образовалось глубокое озеро с болотистыми берегами. Крестьяне связывали это представление с озером, что находится в нескольких верстах от игумена по бобруйской дороге (наверное, современное озеро Дикое в 5 км от июня), на котором ночью якобы слышались звуки церковных колоколов.

«Бродя» сюжет о церкви или монастырь, что провалились под землю, как правило, бывает действительно связаны с необычными местами, в том числе и мест древних капищ. Вообще существование в древнерусский время на месте капища православного монастыря вполне вероятное. О том же свидетельствует и название игумена, которая, наверное, изначально звучала как «Игумень» - в смысле «то, что принадлежит игуменьи». Возможно, кто-то из удельных князей действительно позволил основать в своих владениях монастырь, которому подарил одно или несколько поселений, а возможно - и целую волость.

Тем временем начиная с середины XIII века в истории Беларуси происходили значительные изменения. Начало им положила нашествие войск монгольского хана Бату (Батыя), которые в 1237 - 1240. завоевали большинство жизненных центров Киевской Руси. Хотя Полоцкая земля, включая территорию Червеньщины, кажется, вовсе не была затронута этой бедой, последствия монгольского завоевания отразились и на ее судьбе. Чтобы избежать подчинения жесткой власти монгольских ханов, уцелевшие княжества Полоцкой земли пошли на политический союз с Литвой, а некоторые из них были непосредственно возглавляемый литовскими князьями. Так началось образование Великого княжества Литовского и Русского (с ХV века его полное официальное название звучало как «Великое княжество Литовское, Русское, Жемойтское и других», а сокращенное - «Великое княжество Литовское» или ВКЛ).

В первой половине XIV столетия, когда во главе нового государства стоял великий князь Гедимин, его власть охватывала уже огромную территорию. В состав ВКЛ тогда входили Литва и Жмудь, населенные предками современных литовцев, а также большая часть сегодняшней Беларуси - Новогрудская, Брестская, Турово-Пинская и Полоцкая земли. Те княжества, которые еще сохраняли свои местные династии, находившихся в вассальной зависимости от великого князя литовского. Одним из таких княжеств было Менское, князь которого Василий в 1323 году по поручению Гедимина ездил в составе посольства в Великий Новгород. Чуть позже, в 1348 году, уже во время правления сына Гедимина Ольгерда, среди его вассалов упоминается князь Семен Свислочский, который принимал участие в посольстве в Золотую Орду.

Оба эти князья, и Василий Менский, и Семен Свислочский, больше не упоминаются в источниках, а их владения в скором времени оказались непосредственно в руках великого князя литовского. Нам неизвестно, как это произошло, но можно довольно уверенно утверждать, что в середине XIV столетия сегодняшняя Червеньщины окончательно оказалась в составе ВКЛ. С этим государством ее судьба была связана в течение следующих четырех с половиной веков.

Вначале смена политической власти очень слабо затронула повседневную жизнь местного населения. Литовские князья расширяли свою власть в сравнительно мягкой форме, сохраняя предыдущую структуру управления и местные обычаи. Вместо князей в бывших удельных центрах и более мелких волостях появились новые заместители из числа литовских бояр или даже представителей местных княжеских династий, которые перешли на службу к новым хозяевам. Но выполняли они те же самые функции, что и в предыдущий период. Без изменений осталось и местное самоуправление. Вместе с тем этот смутный период сопровождался определенным запустение. Возможно, как раз тогда исчез тот монастырь, которому принадлежал Игумен, и поселение вернулась в состав государственной волости и даже стала ее центром.

Во второй половине XIV столетия территорию Червеньщины разделяли между собой четыре волости, границы которых на основании более поздних сведений можно указать довольно точно. Западная часть, примерно до линии современных деревень Волевичи и Волма, относилось к большой волости Бакшты , выделенной из состава прежнего Менского княжества. Местонахождение ее центра неизвестное. Если здесь и было поселение с названием Бакшты, то оно исчезло очень рано, не позже ХVI века. Простор этой волости охватывал, кроме запада Червенского, значительную часть соседнего Пуховичского района.

Юго-восточная часть Червеньщины относилась к Свислочской волости, выделенной из состава одноименного княжества. Ее границу можно провести чуть севернее от линии современных деревень Большая Ганута - Горки - Пальчик, откуда она тянулась в прилегающие части современных Пуховичского, Осиповичского и Березинский районов и дальше за реку Березину. После ликвидации Свислочского княжества эта волость на долгое время перешла в руки великих князей, которые назначали сюда своих заместителей. Таким же был и судьба Борисовской волости, которая охватывала угол Червеньщины примерно до линии Красный Дар - Валадута и тянулась дальше на север по обоим берегам Березины. Остаток территории Червенского района охватывала ИГУМЕНСКИЕ волость, которая почти совпадала с его современными пределами за исключением трех вышеупомянутых частей.

В 1385 году великий князь Ягайло подписал акт Кревской унии, по которой ВКЛ объединялась в конфедерацию с Польшей, а сам Ягайло становился польским королем и верховным сюзереном объединенного государства. Государственной религией в ней было объявлено католичество, а высшей церковной учреждением - Виленское католическое епископство, образованное в 1386 году. Возглавлял его епископ, а при нем был создан духовный совет - капитул, который существовал при кафедральном костеле Святого Станислава в Вильне. Ради материального обеспечения епископа и капитула Ягайло сразу подарил им ряд отдельных сел и даже несколько сплошных волостей.

С 1392 верховная власть в ВКЛ перешла к Витовту, который формально считался подчиненным польскому королю, но действовал достаточно самостоятельно. Витовт продолжал политику укрепления католической церкви и сделал ряд новых пожалований в пользу Виленского епископства. Одним из наиболее щедрых из этих пожалований оказалось ИГУМЕНСКИЕ волость , которая полностью, со всеми селами, людьми и пожитками перешла в подчинение к епископу.

К сожалению, дарственная документ Витовта не сохранился, поэтому мы не знаем точно, когда произошла эта событие. Можно только сказать, что это было после 1392 г., когда Витовт пришел к власти, и раньше 1430 - даты его смерти.

Сразу после смерти Витовта виленский епископ Матфей обратился к Ягайло, который по-прежнему оставался королем Польши и сюзереном ВКЛ, с просьбой подтвердить все придании на пользу епископства, что были сделаны Витовтом. Ягайло удовлетворил его просьбу, и 21 октября 1430 года был издан соответствующий указ, написанный на латинском языке. В нем перечислены все волости, предварительно подаренные Витовтом, в том числе - «волость Гумен» (districtum Humyen). Этот документ и является первым непосредственным упоминанием, с которого начинается письменная история Червеньщины.

С момента пожалования Витовта и до конца XVIII века, то есть - на протяжении почти 400 лет Игумен с окружающей волостью оставались собственностью Вильнюсского епископства, адносячыся до так называемых «столовых» имений, доход с которых шел на содержание епископа и его двора. Отныне все повинности натурой и деньгами, которые собирали игуменские старцы, перевозились в дальнюю Вильнюс, где пополняли епископский сокровище. Вместо великокняжеских наместников волостью начали управлять заместители епископа из числа небогатых бояр-шляхты, которых обычно нанимали за плату.

Следующие изменения в истории Червеньщины произошли после 1440, когда великим князем литовским, а потом и польским королем стал совсем юный сын Ягайло Казимир (интересно, что он родился, когда его отцу было почти 80 лет!) В начале господства Казимира почти вся власть в ВКЛ принадлежала группе наиболее богатых литовских бояр - так называемых «рядных господ», составлявших великокняжеский совет. Усиление господ началось со времен Витовта, который щедро наделял землей и имениями своих приближенных бояр-католиков, преимущественно литовского происхождения, чтобы создать противовес рода и непокорным удельным князьям. Потом политику раздачи панам имений продолжали преемники Витовта, а во времена Казимира ее успешно осуществляли сами паны от имени юного хозяина.

Одним из наиболее влиятельных представителей этой группировки был пан Кезгайла Валимунтавич, занимавший высокую должность виленского кастеляна-вторую по значению после виленского воеводы (который фактически замещал великого князя). Где-то между 1440 (началом господства Казимира) и 1450 (годом смерти Кезгайлы) он получил с согласия других рядных господ помимо прочих два крупных пажалаванни людей в волости Бакшты. В первый раз он получил там 60 крестьянских хозяйств, во второй - еще 30, которые выплачивали дань в размере 10 мер меда.

 
URL сайта: Территория Червенского района в период феодализма (1 часть)
Категории:
Оценка модератора: Нет
Переходов на сайт:5372
Переходов с сайта:0
Комментарии:

Комментариев нет

Добавить свой комментарий:

Имя:

E-Mail адрес:

Комментарий:

Ваша оценка:

Введите число, которое Вы видите на картинке: